Логин
Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.
Материалы
Все рубрики
Снег&Ветер!


Там, где была приёмная комиссия, висел такой стенд, в седьмом корпусе на втором этаже, где располагались приёмные комиссии всех факультетов, сразу на лесничном — как бы такой вестибюль на втором этаже, висел большой стенд турклубовский с фотографиями, но ничего, никаких ни заметок, ни статей не было. Просто был от руки на этом стенде написан адрес: Волоколамское шоссе, дом 8, так что я знал, когда документы подавал, где этот турклуб располагается. В первый день, естественно, пошел, записался в студенческое конструкторское бюро, потом второй день было воскресенье, ну а вот третьего сентября, как бы вот первый учебный день, нормальный, понедельник, как сейчас помню, вот в понедельник вечером, после учебы зашел в этот турклуб.
А.- Расскажи, как тебя приняли?
С.- Ну встретили, как родного. Значит там, естественно, вся эта нормальная туристская жизнь. Вернулась из похода группа Карпова и печатала фотографии, как сейчас помню. Сиверс, некто, Марина Гореева и, вот вторая подруга, забыл фамилию. Марина Гореева была первой, первый человек в турклубе, который, значит, меня встретил и побеседовал. Она может сама уже не помнит этого…

А.- А в турклуб ты когда пришел?
С.- Пришел третьего сентября, то есть не на первый день учебы, а на второй.
А.- А, так всё равно, старые то друзья, а пришел ты третьего сентября, пришел в турклуб?
Там было объявление или ты знал, где он находиться?
С.- Нет, никакого объявления не было специально. Там, где была приёмная комиссия, висел такой стенд, в седьмом корпусе на втором этаже, где располагались приёмные комиссии всех факультетов, сразу на лесничном — как бы такой вестибюль на втором этаже, висел большой стенд турклубовский с фотографиями, но ничего, никаких ни заметок, ни статей не было. Просто был от руки на этом стенде написан адрес: Волоколамское шоссе, дом 8, так что я знал, когда документы подавал, где этот турклуб располагается. В первый день, естественно, пошел, записался в студенческое конструкторское бюро, потом второй день было воскресенье, ну а вот третьего сентября, как бы вот первый учебный день, нормальный, понедельник, как сейчас помню, вот в понедельник вечером, после учебы зашел в этот турклуб.
А.- Расскажи, как тебя приняли?
С.- Ну встретили, как родного. Значит там, естественно, вся эта нормальная туристская жизнь. Вернулась из похода группа Карпова и печатала фотографии, как сейчас помню. Сиверс, некто, Марина Гореева и, вот вторая подруга, забыл фамилию. Марина Гореева была первой, первый человек в турклубе, который, значит, меня встретил и побеседовал. Она может сама уже не помнит этого. Я то запомнил. (смеется).
А.- А о чем, расскажи…
С.- Да всё просто, ну как вот, что значит, о чем разговаривают?
А.- Ты с чем пришел?
С.- Я пришел записываться. Я пришел опытный турист, с походом, с опытом походов второй категории сложности и, как бы, распираемый чувством гордости и собственного достоинства. Но нарвался я на ещё более опытных туристов, которые сходили аж в поход четвёртой категории сложности ( смеется ). Естественно, у нас состоялся обмен, профессиональный обмен информацией. Мы разошлись удовлетворённые этим знакомством.
Тогда для меня, естественно, самый главный туризм был пешеходный и лыжный. А в турклубе МАИ, на тот момент, середина и конец семидесятых годов, главным видом туризма был туризм водный, причем разновидность — сплав на плотах. В школьном туризме этот вид вообще не культивируется, поскольку он тяжелый физически и капиталоёмкий, что называется. Ну, камеры таскать с собой, доставать вязки, пилить живые деревья, вязать из них камерные плоты — варварское средство сплава.
Но у студентов несколько проще всё было и вот эти самые ходили же, и мы потом с удовольствием на этих же плотах ходили.

Первый поход категорийный в составе группы туристов МАИ состоялся в январе 1979 года, под руководством председателя турклуба, Сергея Михайловича Волкова на Кольский полуостров, на лыжах.
А — Это твой первый поход? Двоечка?
С — Да, первый поход, сразу тройка. Ну, я же в двойку то ходил к тому времени.
А — Сколько было, большая группа была?
С — Пять человек.
А — Это уже на Кольский?
С — На Кольский, да. Хибины, Ловазеры, хорошая такая трудовая полноценная тройка, очень грамотно составленная тактически и пройденная от начала до конца.
А — Угу, ты вернулся уже героем фактически?
С — Ну да.
А — Ощущал себя?
С — Причем сразу же, в тот же год после возвращения, буквально через месяц уже пошел в поход четвёртой категории сложности на лыжах на Приполярный Урал с выпускниками, вообще в суперопытную группу.
Всё таки это была студенческая группа, хотя и пятекурсники, то есть я был первокурсником, а участники были все с пятого курса. А тут я уже пошел с выпускниками, с дипломниками, а половина группы была вообще, люди закончившие этот самый институт за десять лет до этого.
А — Как тебя взяли и почему в такую группу?
С — Ну потому что, во-первых, я очень хотел. Я сам туда, вот тут уже я напрашивался, просил — возьмите, возьмите. Люди подумали немножко, посовещались, ну всё, вроде хороший парень, перспективный, давайте возьмём, ну и взяли и вообще не жалеют об этом.
А — А кто там был?
С — Там руководителем группы был Вячеслав Аркадьевич Денисов, на тот момент майор наших доблестных Вооруженных сил, военпред на заводе Чернышова.
А — А кто-то ещё был из таких, кто потом остался в туризме?
С — Значит ходили мы туда двумя группами, во второй группе был Сулимов Сергей Андрианович, руководил той группой Карпов, по кличке Фил.
А — А смотри…
С — Паша Лычев, бывший председатель тур.клуба.
А — Потом ты стал ходить и в летние тоже походы?
С — Да.
А — То есть у тебя зима, лето были, весна, осень были заполнены?
С — Да, я держал…
А — Вот расскажи, вот сколько походов в год у тебя примерно было?
С — До сих пор никем не побитый рекорд, ну только повторённый. Повторённый — семь походов, семь категорийных походов в год, в календарный год. Это как раз и был этот 79-й год.
Поход третьей категории сложности на лыжах на Кольский полуостров, поход четвёртой категории сложности на Приполярный Урал, водный поход на камерных плотах в апреле месяце по ледовой Мсте, водный поход на камерных плотах в солнечные майские праздники по рекам Черный и Белый Черемош. Дальше пешеходный поход со старыми друзьями из Люблинского дворца пионеров четвёртой категории сложности на Полярный Урал, дальше — горная двойка по Западному Кавказу, и финиш — финишная, как бы апофеоз этого года, это значит, лыжный поход второй категории сложности в ноябре месяце на Полярный Урал, массив Раис.
Пять походов было в год, но этот год был конечно, как вот, очень яркий, фееричный был год, фееричный.
А — То есть фактически не вылезал из ботинок и из рюкзаков.
С — Да, только вот туда-сюда, туда-сюда.
А — Ага, а как относились родители к этому твоему такому сильному увлечению, не увлечению, а уже фактически…
С — Не препятствовали, конечно.
А — Ну это же и финансово они должны были…
С — Да, естественно помогали. Помогали, относились с пониманием, не препятствовали. Конечно пытались отговаривать, особенно когда уже стали походы более сложные. Там уже, ну просто, чисто такая боязнь была за безопасность. Ну что ж тут уж, как можно практически взрослого человека удержать, если он каким-то делом увлечен?
Я очень благодарен своим родителям, что они так вот с пониманием ко мне отнеслись, к этому моему увлечению. Собственно только благодаря им и мог тогда вот так активно заниматься.
А — В институте как-то приходилось, ещё ж там надо сдавать экзамены.
Как ты с этим совмещал?
С — Совмещалось. Первые два года, конечно, был бешеный ритм, ну захватывающе, очень интересно. Где-то, начиная с третьего курса, немного эта учеба стала как-то не очень интересной, больше интересовали эти походы. Появились хвосты, ну у кого их нет? Ну и в какой то момент на четвёртом курсе, там вообще шел разговор о профессиональном, переходить профессионально заниматься вот этим туризмом спортивным, быть туристским организатором, становиться тренером профессиональным, устраиваться на кафедру физ. воспитания. Просто я тогда для себя такой карьеры не ставил, всё-таки мне была интересна и вот эта инженерно-конструкторская деятельность. Как то я всегда считал, что туризм — это хобби.
Сейчас, оглядываясь назад, вот на эти события 25-ти, уже 30-ти летней давности, 30 лет назад ведь это было всё, 35. Оказалось, что у нас в жизни переосмыслились многие ценностные понятия. Например, сейчас вот оказывается, инженерно-конструкторская деятельность никому не нужна, даже с точки зрения рыночной востребованности. Более востребована деятельность такая гуманитарная, спортивно-гуманитарная направленности, организаторской, организация досуга людей.

А — В какой год ты стал председателем турклуба?
С — В туристической секции, оказалось, что в туристической секции института, она ещё отличается от школьной секции тем, что там есть, как бы элементы демократии и политической борьбы. То есть это тоже очень азартная оказалась деятельность. Конечно, всё это было немного, имело карикатурные формы. Но тогда мы относились к этому всерьёз. Действительно хотели свои какие-то идеи реализовать, воплотить их в жизнь. Делать какие-то новые организаторские формы работы этого турклуба, развивать его деятельность, всерьёз заниматься этим делом считали очень нужным и полезным.
То, что это нужно и полезно, это очевидно, а вот те формы, в которых мы их реализовывали, это уже были особенности времени. Действительно, были элементы нормальной общественной организации, руководящие органы, выборы, какие-то значит, политические группировки, которые друг с другом конкурировали, проталкивали на должности своих людей. Значит какие-то, если были равные по силам, то какие- то компромиссные фигуры. Вот так вот. Я честно говоря, тогда даже не совсем понимал, как это всё происходит, но просто более старшие, более опытные члены клуба, вот так вот взяли и сказали — ты будешь председателем, давай мы тебя изберём.
А — Это было на выборной основе, кто за тебя голосовал?
С — да, на выборной.
А — Была вторая какая-то кандидатура?
С — Реально не было. Сергей Волков ушел, уходил тогда, заканчивал институт и просто говорит: — Вот, давайте изберём такого-то.
Ну всё, вот там пошло уже начало 80-х годов, дальше началась педагогическая деятельность, набор новичков, тоже очень интересно и тоже очень нужно.
А — что ты нового привнёс в работу?
С — Школы, то есть это было, ну естественно, хотелось сделать турклуб лучшим в Москве, как минимум и в институте. Чтобы туристическая секция была самой сильной из всех, то есть чтобы было регулярное финансирование, чтобы нас уважали, нам давали освобождение там, продление сессии, освобождение от экзаменов, дополнительная там прибавка к степендии и так далее. Ну, что-то получалось, что-то не получалось. Самым ценным, вот то, чего и даже сейчас не удавалось повторить, это конечно школу. Школа 82-го года набор, он был произведён ну нельзя сказать, чтоб образцово-показательно, но действительно, как образец. На протяжении последующих 30 лет организация этой школы была образцовой в турклубе МАИ. Никому не удавалось повторить в таком масштабе это, но по этой схеме всё-таки пытались работать.
Набор 1982 года, когда действительно собралась компания энтузиастов, несколько человек с лидерскими задатками, кто эту школу на себе протянул первые несколько месяцев, фактически первый год. Был единый план, такой вот рассчитанный на целый год, и даже на несколько лет уже подразумевалось, не в явно виде, а в таком, в косвенном виде даже план на много лет вперёд. И в течение этого года был полностью отработан.
Четыре этапа тогда было, называлось этап, но фактически походы. Ну поход по Подмосковью первый новичков на ноябрь, лыжный поход на студенческие каникулы зимой, водный поход на майские праздники и самый апофеоз своего этого образования, этой школы — это большой, на целый месяц, длительный, таёжный, горно-водный поход, и с мощной пешеходно-горной частью. и с мощной частью сплавной по реке.
А — И это было сделано?
С — И это было сделано.
Но первый, естественно, Подмосковье. Причем поход был в тяжелейших условиях, выпал снег в Подмосковье в том году в ноябре, минус одиннадцать. То есть мы выходим в поход 6 ноября, минус одиннадцать, пурга, метель, конкретная метель. В снегу все облепленные идём, тропим по колено в снегу, где-то в тайге разжигаем эти костры, болото не замерзшее, ноги мокрые.
Хороший такой, хороший трудовой поход был. Запомнился всем надолго. До сих пор люди сейчас вспоминают.
А — Сколько человек было в группе?
С — Значит было, ну во-первых было много групп. делалась звёздочка, с разных станций выходили с разных направлений несколько групп, пытались как бы, ну в общем должны были встретиться в одном месте. Не встретились. Ну, потому что очень тяжелые условия, не все дошли. Вот две, мы шли две группы вдвоём, около значит 19-ти человек в одной группе и, наверное, одиннадцать, в районе около тридцати человек, большой-большой командой. Ну, весело было зато, все первокурсники, гитара, костёр. Распитие горячительных напитков, согревание от огня.
А — Две встретились, вы шли параллельно, а две так и не дошли?
С — Да, так и не дошли.
А — И они между собой тоже не встретились?
С — и между собой тоже не встретились.
А — А сколько там было человек?
С — Ну поменьше, ну тоже человек пятнадцать было.
А — Зимний поход — Кольский?
С — Зимний поход был на Северный Урал, четыре группы. Естественно, кто-то добавился, кто-то ушел, такое у новичков. Очень тяжело с ними заниматься, потому что большая текучесть. Люди приходят ещё не совсем осознавая, куда они пришли, нужно ли им это. Немножко пообщались, вроде понравилось. Сессию сдал — двойка, никуда не иду. Это было немножко такое мероприятие, несколько хаотическое.
Но тоже самое, сходили мы большим составом — 22 человека мы шли. Тоже две группы значит, 14 человек в одной и 8 в другой. Ну передвигались, как бы одной командой, помогали друг другу тропить лыжню и так далее.
Хороший тоже, хороший трудовой поход. Интересный действительно, новый очень интересный Северный Урал, малохоженный район. Это район Денежкиного камня, действительно там нормальные горы, ну естественно среднегорье, ну как вот Уральские горы.
Третий поход был бассейн Мсты. Взяли притоки, взяли Мсту и её притоки, ходили по Березайке, по Щедринке, то есть несколько притоков. Потом сравнивали у кого там интересней поход получился, тоже яркое такое впечатление.
А — Сколько вас человек?
С — Тоже четыре группы, у меня все данные есть, так вот конкретно не помню.
А — Да, и пятый и четвёртый поход куда были?
С — И четвёртый поход получился в Саяны, самый-самый западный Саян, самый-самый восточный Алтай, граница восточного Алтая и западного Саяна, реки Алаш и Хемчик.
А — Какая категория получилась?
С — Третья.
А — Сколько человек?
С — На самом деле третья пешеходная, была пешеходная часть, её оформили как пешеходную тройку и была водная часть, её оформили как водную тройку. То есть, два тройки прошли, но суммарно это назывался горно-водный поход третьей категории.
А — И за этот год были те, кто все четыре прошел?
С — Да, были люди, которые все четыре.
А — Сколько таких примерно? Десять?
С — Нет, поменьше конечно, чтобы во все четыре похода без исключения, наверное человека четыре или пять. Список можно посмотреть. Кстати, это потом следующий председатель, там один из следующих председателей клуба — Илья Масолов, вышел из этой школы.

А — А Гана откуда вышла?
С — Гана — это как раз, эта школа и вышла. Вот на финальной стадии, финальной стадии этой школы произошла знаменитая, эта знаменитая Ганская история, которая чисто студенческая. Это, как бы неизбежная особенность жизни, студенческой жизни вот такого студенческого коллектива, как студенческий турклуб.
То есть там, где есть политическая борьба, там, где есть разные группировки, разные точки зрения, борьба идей. Люди все молодые, все бурлят, значит, кровь бурлит, все, значит, хотят деятельности, всем хочется всем интересно значит побороться. В итоге, в общем-то, как это, противоречия — это двигательная сила прогресса, тоже в общем даже внутренний конфликт, он в итоге-то пошел на пользу.
Да, образовались-то они с самого начала, потому что…
А — Они были из одного класса что ли?
С — Да, из одного класса, из школы, физ-мат. школы №18, ну физико-математическая школа одна.
А — Они ещё в школе ходили вместе в походы?
С — Они да, они уже даже в школе ходили, с родителями. Кто-то ходил больше с родителями, как они считали в тройки, кто-то ходил меньше, кто-то просто был друг, кто-то играл на гитаре, кто-то там девочка понравилась, пришел.
А — Я подвину стол?
С — Да. В итоге они, эта Гана, из ста тридцати, то есть это была контрольная фракция, их 28 человек было.
А — Угу.
С — Вот в этой школе 28 человек были этой Ганой. А потом они начали, значит ещё приводить каких-то своих дружков из других, плодиться, почковаться, перекрёстное опыление, сход, расход. Жениться, разводиться, воспитывать своих детей, воспитывать детей друзей в новых семьях, там это, ну конечно это уже, основная их жизнь прошла за пределами турклуба. То есть они захватили власть в турклубе.
А — А когда они власть захватили, когда ты ушел с поста, в каком году?
С — В 84 году был совершен конкретный государственный переворот в турклубе.
А — То есть ты закончил уже?
С — Нет, нет. Был в полном соку, учился.
А — Так как же тебя сместили?
С — Большинством голосов.
А — То есть это была выборная?
С — Да, выборная, вот как председателя секции значит. Была произведена обработка избирателей, был подготовлен, значит, переворот и демократическим путем, большинством голосов, значит, был выбран новый председатель.
А — То есть, того они учителя как бы, фактически ты же был их учитель?
С — Да, да.
А — Ты же придумал систему и школу?
С — Да, да, естественно, но это единство и борьба противоположностей. Как бы, молодёжь приходит на смену старикам.
А — Как ты к этому отнесся, вот расскажи?
С — Ну конечно отнесся, как и положено относиться, с негодованием. Значит, втянулся в эту политическую борьбу. Через год был произведён контрпереворот, лидеры были (смеётся), то есть потом…
А — Ты вернулся?
С — Да, но тогда поставили Илью Мосолова, то есть, ну как бы, победили обратно Большевики-Ленинцы, Сталинцы обратно победили.
А — А Мосолов ведь тоже из Ганы?
С — Нет. Он твёрдый Искровец.
А — Ага, то есть уже не ты, а был Мосолов, но это твой как бы?
С — Да, да. Мы опять вернулись к власти, опять, значит, начали эти школы проводить.
А — А они не проводили, Гана, что ли?
С — Нет, они, ну это было…
А — А для чего им нужно было вообще?
С — Ну, им интересно было, их пёрло, им было это всё в кайф, молодым людям это интересно.
Какой-то период должен быть у любого человека, какой-то там вот такой, не знаю.
А — Да, они прошли эту школу, а потом они в походы какие-нибудь ходили серьёзные?
С — Немножко походили, пока учились в институте на уровне пятёрок.
А — Каких, горных, каких?
С — Водных. Водных и даже один поход у них был в Фанские горы, чисто горный поход с восхождением на Пик Энергия, ну четвёрка это горная.
Но после института, естественно, это естественные причины — дети, семьи, работа, группа как спортивная группа она перестала существовать. Это стал коллектив единомышленников, знакомых которые, уже дети, они стали в детские походы водить своих детей, общаться между собой, какие-то свои слёты устраивать. Ну то есть живут, большая тусовка, большая тусовка.
А — Они и сейчас, наверное, так живут?
С — Они и сейчас живут так же.
Запись интервью расшифровала Алла Соболевская.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.

Ближайшие мероприятия!
Архивы
коментарии
Наша география